Интервью с Валентиной Гуниной.

Валя родилась и выросла в Мурманске. Многие здесь знают, помнят и любят её. В 2011 году Валентина стала чемпионкой России по шахматам,выиграв Суперфинал в связи с чем журнал “64- Шахматное обозрение” №9 опубликовал пространное интервью с ней. Здесь даю его перепечатку. В скобках мои комментарии и дополнения.

Интервью берет главный редактор “64” Марк Глуховский.

- Валя, расскажи для начала про свой родной город Я не разу не был в Мурманске, но представление о нем у меня довольно-таки романтическое – море, траулеры, рыбаки, гостиница «Арктика»…

– Я родилась в Мурманске, но никогда в жизни моря не видела. У нас есть залив (Кольский залив) – вот его каждый  мурманчанин видит. А море немножко в стороне, туда не пускают просто так. Вот дедушка мой работает в порту, он море видит. Дедушка ремонтирует суда. Ему 75 лет, но он все еще работает.

А родители, как я понимаю с морем уже не связаны. Чем они занимаются?

– Мама окончила курсы бухгалтеров, а папа — физмат (высшая математика). Папа преподавал в школе и в университете в Мурманске (папа Валентины никогда не преподавал в университете). Брат заканчивал «спорт и туризм»(в МГТУ), но пока по профессии не работает (последнее время работал охранником). Они с папой теперь  компьютерами занимаются: ремонтируют, программы создают. В Мурманске позакрывали почти все шахматные школы(в Мурманске было две спортивных школы с шахматным отделением, не считая Дома Творчества – МОДЮСШ и ДЮСШ №17. Они и остались. Закрылись два филиала МОДЮСШ – в Доме Физкультуры – теперь базируются в гимназии №8, и на Кольском 46 – переехали в ср. школу №23). Папа продолжает работать шахматным тренером, но уже в другой школе. (Евгений Гелиевич в настоящее время работает системным администратором в той же школе)

- Так он еще и профессиональный тренер?          

– Он не профессиональный тренер, но он мой первый тренер. У нас еще дедушка в шахматы играл, и брат мой, не помню, в каком году, но он  занял 3-е место на юношеском чемпионате России, до 16 лет. Но характер у брата… немножко не боевой.  Поэтому он не смог дальше  пройти. Заниматься  надо много, а он чуть-чуть ленивый. (Более справедливо сказать, что на поездку Паши Гунина на чемпионат Европы не нашлось денег – отсюда закончились и занятия)

- И папа после брата на тебя переключился?

– Можно и так сказать. У меня лучше пошло, я играла с 6 лет. В девять выиграла чемпионат России  до 10 лет. Но я это уже смутно помню. То есть помню, как поздравляли, как подарили желтого слона. Дома целый шкаф стоит с кубками, но если спросить, в каком году что выиграла, не отвечу. У меня вообще с датами очень плохо.

- В Мурманске в то время была  какая-то шахматная жизнь?

–  Что-то было, «Белая ладья» проходила. У нас было несколько хороших шахматистов, мастеров, гроссмейстеров (мгр Евсеев Денис, мм Феоктистов Алексей и Киселёв Генадий. Еще из Мурманска вышли гроссмейстеры  Бурмакин Владимир и Рустемов Александр). Они иногда играли в чемпионате города. Для меня это были такие монстры! В Мурманске я окончила школу. Потом пыталась поступить в РГСУ. но меня поначалу не брали без экзаменов. Я осталась дома и некоторое время проучилась в местном педагогическом на  заочном по специальности «социальный педагог»(устроили уже после начала занятий – в сентябре). Но потом я все-таки уехала, хотя папа и был против. А я плюнула на все – и уехала!

- Сейчас , наверное, он одобряет твое решение?

– Мне кажется, не очень одобряет. Мы не очень часто общаемся, в основном переписываемся по электронке. Следит за успехами, поздравляет с победами. Мне нужно было уехать! (Трудно её за это осуждать – человек поездил по заграницам, и прозябать в Мурманске… Есть с чем сравнить) В Мурманске спорткомитет редко находил деньги. Сначала мне оплачивали только один турнир в год, потом перестали вообще. И я решила сбежать оттуда. Пока работала в Мурманске «спортсменом инструктором» (в МОДЮСШ), училась заочно в РГСУ. Потом появилась такая же ставка в Москве, в школе Карпова, и меня туда Александр Николаевич Костьев взял.

- А какие у тебя обязанности как у  спортсмена инструктора?

- Играть хорошо. Я постоянно должна показывать результаты иначе со ставки снимут. Но когда я в сборную попала, уже полегче стало, не нужно все время деньги искать.

Этой весной ты окончила университет и получила диплом. Какая у тебя специализация?

– По-прежнему – социальный педагог. То есть педагог, который работает в школе и помогает детям которые сами не могут хорошо учиться или у кого проблемы с родителями. Мы изучали очень много психологию, логику. В психологии я, кстати, всегда первая была по всем тестам, она меня очень интересует. Думаю, что и в тренерстве, если буду тренировать, мне эти знания тоже помогут.

 – Было что-то личное в твоем выборе специальности Все-таки ты профессиональная спортсменка, могла бы поискать что-то попроще…

– Наверное, про меня тоже можно сказать, что я не из такой уж благополучной семьи. Нас два ребенка, и постоянно денег не хватало. Мне очень интересно поработать с такими же, как и я. Папа у меня очень строгий я сама не выбирала чем буду заниматься. Мне сразу сказали шахматы — и всё. Я хотела бы совместить свою будущую работу с тем, чтобы помогать другим детям, которых тоже принуждают заниматься. (не так уж у нас в Росии много университетов с шахматной кафедрой – РГСУ – один из них)

- Строгий папа – такое случается  у сильных шахматисток и  даже у чемпионок мира. Может, это и не так плохо – если ориентироваться на результат?

- Да, у Саши Костенюк тоже папа строгий. И если тебя не за­ставляют постоянно заниматься то потом очень сложно пробиться А когда каждый день заставляют, то в тонусе находишься. (У Гаты Камского папа тоже очень строгий)

- Ты, по-моему, до сих пор в этом тонусе находишься?

– Ага! Мне очень повезло после папы я стала заниматься с Артемом Замфировичем Ахметовым, со 2-го курса примерно. А он тоже не мягкий! Но я пришла к нему и сказала, что хочу заниматься, жестко заниматься, чтобы не могла увильнуть. У нас вначале был такой случай мы поспорили на решение задач Он дал мне листочек с задачами. Если я не решаю, должна присесть. В итоге приседала раз триста, чуть не умерла. Потом уползла с этих занятий. Ноги болели еще неделю, наверное. Но было интересно! Он долго меня тренировал и сейчас иногда помогает, мы до сих пор дружим. Я тогда только пере­ехала в Москву. Он советовал, что и как не только с шахматной точки зрения, но и вообще по жизни.

- Как проходила твоя адаптация в Москве?

Мне пообещали общежитие  на Лосиноостровской, но там мест не оказалось, и я поселилась в Подмосковье, тоже в общежитии. Приходилось вставать в шесть утра, чтобы успеть на занятия. Жутко, я прямо засыпала за партой! Когда каждый день в шесть часов встаешь, в какой-то момент тебя вырубает. Я ведь без родителей в Москве жила, помочь было некому. И постоянно звонила маме: что купить, как приготовить. Жила в общежитии: сначала в «четверке», потом в «двушке». После попросила у ректора «однушку», и меня переселили с 3-го курса. Когда после Олимпиады нам хорошие призовые дали, я еще кредит взяла и квартиру купила в Подмосковье, однушку. Говорят, что в конце сентября вроде бы дадут ключи. Уже приехала мама, и четвертый месяц живет со мной в общежитии. Она будет заниматься ремонтом, готовкой и т.д.

- То есть ты уже практически в Москву переселилась. По Мурманску не скучаешь?

– Я когда домой приезжаю, сразу начинаю болеть. Мурманск город маленький, и там такое сонное у меня состояние. Холодно. Ветер пронизывающий. Лежишь на диване, ничего не делаешь. Ну, пойдешь, погуляешь на «Пять углов» (есть такое место знаменитое). Там стоит гостиница «Арктика».

Я не очень скучаю, потому что вобще дома не так много времени проводила. Постоянно в разъездах: детские чемпионаты, больше 10 турниров в год. Все время надо было отбираться, занимать места. Чтобы папе со мной поехать, постоянно приходилось просить у кого-то — спорткомитет давал очень мало. Но это не только у меня так. У многих девчонок (не москвичек) которых я знаю, такая же ситуация.

- Трудовая жизнь с детских лет?

– Я бы сказала: нелегкая. Постоянно на чемоданах. Постоянно куда-то ездить. Что-то делать. Постоянно зарабатывать. Вокзалы эти, ожидание поездов…

Зато сейчас, если есть кровать, где можно ноги протянуть, и есть, что поесть — уже кайф! Первое, второе, третье… и компот.

- А по натуре своей ты человек склонный к такому постоянному напряжению или иногда хочется расслабиться?

Иногда хочется. Но при этом, если целый месяц не играешь нигде, то прямо трясучка: дайте мне поиграть! Когда я писала диплом, то не могла заниматься, потому что не умею делать два дела сразу. И меня постоянно «ломало». Я хочу на тренировку и понимаю, что я не могу туда пойти. Месяца полтора меня «колбасило» жутко.

- А какая тема диплома у тебя?

– Развитие лидерских качеств у подростков посредством шахматной игры.

- Мне кажется, тема тебе знакомая.

Начет лидерских качеств ни чего не могу сказать. Думаю, что я не отношусь к этой категории, хотя мой научный руководитель долго уверяла меня в обратном.

Ты и выглядишь как лидер  – живая, веселая активная. Спортом каким-то занимаешься?

– У папы в клубе стоял теннисный стол, мы с братом постоянно играли. Я до сих пор пинг-понг обожаю. И футбол очень люблю. И когда мы были на сборах – первая и вторая сборные — постоянно играли, мне очень нравилось. Девочки, кстати, многие играли в футбол, но они нежестко играют. Девчонка бежит, отталкивает плечом и одновременно извиняется!

- Сейчас жизнь твоя стала  повольготнее, ты уже многого добилась. Появились у тебя какие-то хобби, развлечения?

– Я все мечтаю выучить английский. Но для меня это очень сложно,  лингвистических способностей нет. В школу мало ходила и, кажется, что-то потеряла. Когда ребенок впитывает в школе информацию ему потом легче.

- Не сомневаюсь, что ты и язык скоро выучишь. Но я  спрашивал про хобби…     

– Художественную литературу я очень люблю читать. Мама даже оттаскивала нас с братом от книг. Я обожаю Стивена Кинга, собираю коллекцию этого автора. «Зеленая миля» мне очень нравится и «Кладбище домашних животных».

 - Книжки занимают тебя больше, чем музыка или кино?

 - Кино я тоже люблю. Теперь стала чаще в кинотеатры ходить. Триллеры, боевики. Обожаю фильмы с Джеки Чаном.

- Прости, но на это, же невозможно  без смеха смотреть!

– Я уважаю его за то, что все трюки он делает сам. Я и сама хотела бы заниматься каким-нибудь видом единоборства. Надеюсь, что скоро смогу.

- Перейдем теперь к твоей победе в Суперфинале. Это самый большой успех?

 - Личный – да. Два года назад я уже третье место на Суперфинале брала, очень сильный был турнир, сестры Косинцевы играли… И Высшую лигу я выигрывала два или три раза. Там очень много сильных шахматисток, и есть риск, что не выйдешь оттуда живым. Молодых очень много.

- Я правильно понимаю, что в женских шахматах России очень высокая конкуренция? Даже выше, чем у мужчин?

– Мне кажется, что да. Чуть снизишь планку, и есть шанс, что тебя просто выбьют. До того как я выиграла чемпионат, думала: попаду или нет в сборную? Юрий Рафаэлович Дохоян (тренер женской сборной) до турнира позвонил и сказал, что хотел бы видеть меня в сборной. Но конкуренция нехилая, чуть оступишься – и всё! Косинцевы резко выбиваются по рейтингу и классу — два места уже заняты. Алиса (Галлямова) вернулась в строй. Саша  (Костенюк) чемпионка мира. То есть сильных игроков очень много, и ты должна бороться за одно место да и то в запаске. И борьбу за него ведут человек пять.

- А почему женщины так рвутся в команду? Многие мужчины часто за команду не хотят играть, а для женщин это прямо-таки святое.

– Во-первых, денежное вознаграждение такое… нехилое. Если ты входишь в сборную, то получаешь намного больше, чем если не входишь. Если входишь в сборную, то уже можешь смотреть, на какие турниры хочешь ехать, на какие – нет. А если не входишь – играешь, где попало, потому что деньги нужны. К тому же мне лично в сборной очень нравится. Там такая атмосфера… Ты понимаешь, что нужна! Хоть ты основная, хоть в запасе.

- У тебя очень энергозатратный стиль игры. Это с детства? Ты всегда стремилась запутать соперника, поставить ему мат?

– В принципе да, я всегда выкладывалась по полной. Наверно, потому, что знаний было мало. Папа же у меня математик, а не шахматист. И занятия проходили не так, как сейчас. Теперь то уже знаю, как заниматься. А тогда был сделан упор на тактику, т.е. постоянное решение каких-то этюдов, задач. И постоянная практика. Знаний не было. Приходилось играть и за счет практики вырываться наверх. Когда первый раз выбилась в Суперфинал, мне девочки показали, что можно играть по другому. Я тогда очень плохо  выступила.

Сейчас обстоятельства вынуждают играть более спокойно. Но обидно, что когда я хочу играть позиционно, то опять какой-то боевик начинается. Вроде бы планировала сыграть, как тренер обучал, — и опять понесло! Ну думаю, все, это уже клиника.

- Наверное, самый показательный случай с Алисой (Галлямовой). Тебя устраивает ничья для  общей победы в турнире, а ты от нее отказываешься и потам проигрываешь!

– С Алисой я не хотела обязательно выиграть. Я хотела какой-то суперход найти, что ли, позиция очень перспективная. Я ее переоценила. В женских шахматах переоценка позиции — обычная вещь. Думаешь одно, а оказывается, что позиция у тебя проигранная. Надо было делать ничью — мне уже сотый человек об этом сказал.

- Я кстати,  не считаю, что  надо было делать ничью. Человек – в том числе и за доской должен, как мне кажется, в первую очередь оставаться самим собой.

– Естественно, когда играешь за команду, всё по-другому, результат доминирует. А в личном делай что хочешь, отрывайся по полной. Шахматы ведь как модель жизни (книга есть такая у Каспарова Гарри Кимовива). Если начнешь себя переделывать, то ничего хорошего из этого не выйдет. Переделать человека вообще невозможно, можно скорректировать какие-то недостатки.

- Кто из больших шахматистов нравится тебе больше всего?

– Фишер. Я постоянно партии его смотрела, книги про него читала. У него очень похожий стиль, он постоянно играл до конца, всегда боролся. Еще, конечно, я Полгар (Юдит, надо полагать. Вобще их три сестры – Жужа, Софья и Юдит – Юдит самая младшая, и все гроссмейстеры) восхищаюсь.

- А как ты сама относишься к участию в мужских турнирах?

- В мужских очень сложно играть, нужна мощная подготовка дебютная. Я уже играла в «Аэрофлоте» (традиционный турнир – проводится в Москве) в турнире «Б» ничего хорошего из этого не вышло. Чтобы играть в мужских турнирах нужно иметь багаж, как у Косинцевых, Костенюк, Галлямовой.

- Ну, знания рано или поздно появятся. А в самой идее для тебя есть что-то важное? Или тебе все равно, кто сидит за доской?

– Конечно, если играешь в мужских турнирах, намного эффективнее растешь. Я перед Суперфиналом играла в ЦДШ в этом Гран-при по блицу. Если расслабишься — тебя тут же задавят! Последний раз я сыграла с Рычаговым: чуть-чуть в сторону – и сразу же прибили. Даже шанса не дали, моментально! Последний турнир с мужчинами в классику я играла в Воронеже, bыполнила вторую норму мастера мужского. Тяжело, конечно, к мужчинам готовиться. Для меня непросто сидеть по 7 часов в день с дебютами. Помню, как Коротылев на сборах с нами занимался — с Алисой (Галлямовой) и со мной. Алиса по 7 часов в день может дебют смотреть. А я с этой новоиндийской… Ну, куда? Давайте, говорю, порешаем! А мне говорят: нет, есть еще вариант такой-то. Ну, думаю: конец! Нужно, чтобы два месяца с тобой кто-то сидел и втолковывал эти варианты.  С моим характером такое практически невозможно. Если я смотрю на дебюты два часа в день — это уже нормально.

- То есть тебе опять нужен строгий тренер? Как папа но с рейтингом 2600?            

– Да, например, тот же Леша Коротылев. Чтобы не только на сборах помогали, а чуть больше.  Сбор — это же раз в полгода перед турниром

- Но ведь шла речь про какие-то гранты…

– Мне ничего не досталось. Ну, то есть дали грант в размере 10 тысяч рублей… Дня на два с сильным гроссмейстером позаниматься. Вы не думайте, я не жалуюсь.  Я с Калининым занимаюсь, и с Январевым постоянно по линии РГСУ. Но дебют все равно остается слабым местом, а он дает уверенность.

Я выиграла Суперфинал, но уверенности в себе пока не чувствую. Hе чувствую, что могу играть против этих монстров. А если бы была какая-то база, наверное было бы полегче. Что касается эндшпиля — Январев проводил со мной курс молодого бойца. И с эндшпилем, считаю, у меня все-таки получше, чем с дебютом. Начинаешь играть и думаешь: ну, все, сейчас убьют где-нибудь.  Там ничего не знаю и тут не знаю. Ну, думаю, хана!

- Послушай, ты же в сборной, с мужчинами – шахматистами  можешь общаться. Мне кажется, они всегда помогут, можно от них какой-то мудрости шахматной набраться.

 -  Просто так я стесняюсь спросить. Однажды, правда, набралась наглости. Был гандикап, я играла с Сашей Грищуком. Проиграла, потом подошла и спросила у него, как там надо играть. И сначала услышала, что надо называть его на ты. А потом он уже начал говорить, какие партии в этом варианте надо смотреть. Все мне объяснил – такой был восторг!

- Какие партии в Суперфинале были для тебя ключевыми?

– Для меня очень важно, как начнешь турнир. В прошлом году были три нуля, меня сразу «закопали». В этом году началось хорошо. Первую партию я никогда не выигрывала в Суперфинале, а тут удалось — черными у Заяц. Потом пошла черная серия: у Даши Чарочкиной я выиграла черными, тоже очень важная партия была. Правда, выяснилось, что я белыми перевеса нигде получить не могу. Белыми приходилось выруливать на ничью, убегать в кусты, я б сказала. Но другие девочки из сборной — Алиса и Саша – сразу после Ростова приехали,  поэтому шансы мои на победу возросли. Удалось этим воспользоваться! У меня интуиция — сильная сторона. Люблю решать задачи на эту тему. Иногда чувствую: что-то здесь должно быть. Но иногда, конечно, просто проскакиваешь в партии ключевой момент, не замечаешь. Это очень сильно зависит от формы,

- От чего ты в шахматах получаешь наибольшее удовольствие?

В первую очередь от  адреналина! Больше люблю цейтноты, и свои, и чужие. Своих у меня не так много, а вот чужие завораживают. Блиц очень люблю. Дрожание рук… стучание зубов… дерганье ног. На чемпионате мира по блицу я столько энергии отдала! (В турнире, который проводился в ее родном РГСУ, Валентина заняла третье место. — М.Г.) Есть потом не могла. Руки дрожали так, что нужно было заставить себя сделать ход и отпустить фигуру. В нее цепляешься, как будто сейчас упадешь. И потом силой воли разжимаешь руку и делаешь ход. Мне это нравится –  постоянное напряжение.

- Последний вопрос простой как правда. Замуж не собираешься?

– Нет.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Интервью с Валентиной Гуниной.”

  1. treskoedmurmana пишет:

    Очень рад за Валю, за ее успехи, за то, что и в нашем относительно не большом городе могут появиться большие шахматные мастера.
    Впервые увидел Валю еще совсем маленькой, когда папа привел ее на турнир в ДК железнодорожников. Уже тогда меня поразила ее выдержка и способность юной шахматистки биться до конца. Молодец Валя!

Оставить комментарий